Выберите тематику

Журналы / Электронные журналы

Книги / Электронные книги

Мы учим математике? Мы готовим к ЕГЭ?



Прошёл ещё один экзаменационный круг, начался новый учебный год, и снова споры о ЕГЭ. И, что особенно важно – о вопросах сущностных, о содержании экзамена, о его структуре, о соотношении демоверсии и реальных экзаменационных материалов. И это хорошо, что обсуждения начинаются сейчас (в том числе и в этом номере нашего журнала), в начале учебного года, а не в пожарном порядке во время экзаменационной сессии. И, естественно, научно-методический совет по математике ФИПИ – федерального института педагогических измерений, который во многом и отвечает за качество экзаменационных материалов, не может пройти мимо этих обсуждений и предложений.

Профессиональные математики, преподаватели вузов, учителя в основном поддерживают саму идею независимого экзамена, принятый в настоящее время подход к государственной итоговой аттестации. Однако много вопросов и замечаний появляется и по идее, и по структуре демоверсии, заранее публикуемой на сайте ФИПИ, и по реальным экзаменационным вариантам. Много споров и о том, чем стала демоверсия сегодня – инструментом ориентации учащихся или инструментом тотального и повсеместного натаскивания. Не приводит ли такое «натаскивание» к снижению качества работы учителя математики, к сужению горизонта ученика, и в итоге – к общему снижению уровня математического образования?

Сейчас, в период официального завершения перехода к действующим государственным образовательным стандартам – ФГОС в основной и полной средней школе и соответствующей аттестации, дискуссии о форме и содержании демоверсии и самого экзамена по математике, естественно, усиливаются.

Предлагаются модификации «демоверсии», в том числе – варианты, где школьникам предлагается целый спектр потенциально возможных заданий, а учителя получают возможность, используя все задания спектра, организовывать действительно качественное изучение и повторение основных тем курса школьной математики. Обсуждается и возможность сокращения общего числа заданий на экзамене, что может снизить временной стресс и неравенство между «быстро соображающими» и «тугодумами».

Кроме того, считаю принципиальным и вопрос достижения большей открытости экзамена. Убеждён, что каждый школьник имеет право ознакомиться с итогами проверки своей работы (включая условия задач), и не только на апелляции, где есть угроза снижения оценки, что само по себе абсурдно и нарушает право на информацию. Полагаю также, что надо публиковать все реальные экзаменационные варианты ГИА за некий период и статистику их выполнения.

В конце концов, главная цель и задача государственной итоговой аттестации, как и всего образовательного процесса не в том, чтобы подловить и наказать, а в само¢м образовательном процессе, и возможность увидеть реальные варианты и статистику, несомненно, будет полезна всем – и детям, и учителям, и методистам, и авторам учебных пособий.

Стоит отметить, что такое увеличение открытости ГИА, через которую проходят все подростки страны, будет стимулировать развитие открытости и прозрачности всех процессов в стране и обществе – и это тоже важно.

 

Евгений Бунимович


Яндекс.Метрика